Юлия Куколева
Блог о воспитании и развитии детей

А вы уделяете время и внимание своему ребенку?

     — Мама, почему цвет синий?

— Что-оо?

— Почему синий цвет синий?

— Потому что синий.

— Ну, а почему? Почему он синий, а не красный?

— Займись, пожалуйста, чем-нибудь и не приставай с глупыми вопросами.

Не приставай… Среди взрослых бытует ошибочное мнение: дети слишком часто задают вопросы. На самом деле они задают их постоянно. Часто происходит и другое — взрослые не отвечают на вопросы. Как они это делают — отвлекают ли внимание ребенка на что-то или ссылаются на неотложность и важность своих умных дел, — значения в общем-то не имеет. Значение имеет другое — когда говорят ребенку, что он задает глупые вопросы, т. е. утверждают, что он глупый.

Я прошу  уважаемых родителей не понимать превратно этот материал. Да, я знаю, что, если с ребенком дома остается одна мама, ей надо выполнить в течение дня массу дел: накормить малыша, убрать квартиру, постирать… А если оба родителя работают и с ребенком остается бабушка?.. Скорее всего, ей уже не до вопросов и тем более ответов. Однако, если когда-нибудь ваш ребенок из умного и любознательного вдруг станет вялым и ленивым, спросите себя: не вы ли сами в том повинны? Я не драматизирую; к сожалению, детская психика легко и быстро травмируется, и заявление «Не приставай ко взрослым с глупыми вопросами» может иметь совершенно непредсказуемые последствия.  Периодически задавая те или иные вопросы, дети ставят взрослых в тупиковое положение в тех случаях, когда ответить трудно. И невольно взрослый сам задается вопросом: «Почему они это делают?» Просто потому, что интересно. Маленькому человеку интересно все. Он хочет знать! И «отбить» у него эту тягу к познанию можно только одним способом: «Не приставай с глупыми вопросами»…

Сидя в груде игрушек,  малышка кричит маме, у которой, образно говоря, в одной руке зажат пылесос, а в другой — кастрюля с кашей: «Мама, почему меня зовут Полиной?» Что делать в такой ситуации? Прежде всего отложить пылесос. А потом сесть и вспомнить, почему вы действительно назвали своего ребенка Полиной, а не Мариной. И сказать, как есть. Да,  именно, как есть, потому что дети мгновенно чувствуют фальшь. Разумеется, при этом нужно учитывать возраст ребенка; если вы начнете объяснять двухлетнему ребенку, что назвали его Александром в честь Александра Македонского по прихоти папы-историка,  то маловероятно, что эта та информация, которая нужна ребенку. Просто скажите, что, когда он только должен был появиться на свет, вы уже придумали ему это имя. Но учтите: во-первых, как только вы ответите на этот вопрос, рискуете попасть под град других, включая, например, такие: «А почему меня не спросили?» или «Откуда я появился на свет?». Во-вторых, разговор этот, соответственно, может затянуться на совершенно неопределенное время. Взрослый должен знать, что он делает. Если вы не в состоянии вести в этот момент долгие беседы, то лучше честно сказать об этом. Не отмахиваясь, не говоря, что вечно вопрос задается не вовремя или «поговорим как-нибудь потом». Лучше предложите, чтобы ребенок помог вам. Как правило, ребенок с удовольствием откликается на такие предложения. И не важно, что он будет путаться у вас под ногами. И не так уж страшно, если вы в этот день не идеально пропылесосите свой ковер .Суть в том, что выиграете вы нечто гораздо большее — общение с ребенком. И строить это общение надо именно сейчас, пока он маленький. Тогда впоследствии, когда он вырастет, вы не будете спрашивать себя с недоумением: «Почему он все скрывает? Почему не хочет разговаривать?»

Не бойтесь того, что вы разрушите сложившееся представление — «взрослые знают все». Однако не говорите ему, что все знать невозможно, дабы не отбивать у него жажду познания. Просто скажите, что вопрос очень и очень трудный, но интересный. Пока вы не знаете ответа, но обязательно узнаете и ответите» Этим вы покажете малышу: а) учиться и узнавать важно и интересно; б) глупых, ненужных вопросов не бывает; в) если ты чего-то не знаешь, обязательно постарайся узнать.

    Есть еще одна типичная ошибка, с удивительным постоянством совершаемая взрослыми. Задав какой-то очередной, неудобный с точки зрения взрослого вопрос, ребенок слышит в ответ: «Ты пока маленький». Через десять минут, когда он разобьет вазу, он уже услышит другое: «Ты уже большой, и так вести себя нельзя». А еще через какое-то время, когда ребенок спросит: «Так какой я — маленький и большой?» — ответ зазвучит примерно так: «Займись чем-нибудь и не задавай глупых вопросов»…

Представьте себе ситуацию: вы задаете кому-то какой-то вопрос. Вначале вам отвечают на него «да», потом «нет». Вы совершенно справедливо начинаете предполагать, что либо отвечающий просто говорит неправду, либо он плохо слышит, либо вы плохо соображаете. И, решив уточнить, вы спрашиваете: «Так да или нет?» И здесь вы слышите в ответ: «Ну и дурак же ты!» А теперь попытайтесь представить себе собственную реакцию. В ответ на свой вопрос вы услышали одновременно и да и нет, а когда попробовали уточнить, еще вас же и обозвали дураком. Вряд ли вам это понравится. И не удивительно, что при повторении одной и той же ситуации с одним и тем же человеком вы можете просто перестать с ним общаться. Ребенок не в состоянии этого сделать по той простой причине, что идти ему некуда. Но через какое-то время, может быть через месяц, а может через десять лет, он перестает что-либо спрашивать и говорить и замыкается в себе. Степень этой замкнутости зависит от многих факторов — от характера ребенка, от сферы его общения, от его самодостаточности.

    Очень часто, если не сказать всегда, мы, взрослые, забываем об одном: ребенок — это точно такой же человек, только в миниатюре. Разница между нами лишь в том, что у него меньший по объему словарный запас и отличное от нас восприятие окружающего мира. Вот и все. И уж, конечно, он не глупее нас. Попробуйте выучить иностранный язык с той же скоростью, с которой учит его он, появившись на свет. Через три года он свободно говорит на нем, хотя русский для него такой же иностранный, как для вас китайский. Если в семье говорят на русском и китайском, через те же три года он будет так же свободно говорить на обоих этих языках. А мы, взрослые? Сколько нам для этого потребуется времени?..

    Теперь нам хотелось бы вернуться к той ошибке, которую мы считаем одной из самых распространенных и вредных — когда ребенку говорят, что он маленький или большой в зависимости от того, что он сделал или собирается сделать, и иногда с разницей в пять минут. Если, уважаемый читатель, вы не хотите, чтобы через какое-то время ваш ребенок начал страдать, например, нервным расстройством, вы должны с самого начала решить для себя, какой он — большой или маленький. Или, если в вас присутствует экспериментаторский дух, предложите ему самому это решить. И уже не говорите ничего другого. Сделать это, кстати, будет не так просто, как кажется на первый взгляд. Когда вы говорите ребенку, что он «уже большой» и что «нельзя так себя вести», а через полчаса раздраженно отмахиваетесь от какого-то вопроса («Мал еще!»), вы делаете это только потому, что вам так удобно. Вам удобно, чтобы он сам складывал на место свои игрушки. Вам удобно, чтобы он делал то, что удобно вам, и так, как удобно вам. Поинтересоваться при этом, удобно ли это ему, вам и в голову не приходит — ведь он маленький. И для него и по дому все делаете вы, следовательно, и удобно должно быть вам.

Логика, конечно, в этом есть, только ребенок вашу логику понимает по-своему и примерно таким образом: вы большой, и вам можно все, а он должен слушаться вас во всем и делать так, как скажете вы. Потому что у вас больше опыта и вообще хозяин здесь вы.

И вот вы создаете у себя в доме маленькое государство, в котором вам можно все, а ему — только слушаться вас. Другими словами — ничего. И потому, очевидно, маленький человек хочет побыстрее вырасти и превратиться в большого человека, чтобы ему тоже можно было все. Но только когда он действительно станет большим, перестанет бить вазы и задавать свои бесконечные «глупые» вопросы, тогда вы ему, может быть, будете не нужны. Именно потому, что он станет большим. И еще потому, что, когда он был маленьким, вы, к сожалению, не сделали ничего для того, чтобы сохранить его интерес и необходимость постоянно иметь вас рядом.

И тогда вам останется только горестно вздыхать о том, какой у вас неблагодарный ребенок, как он все делает вам назло и как из него буквально ни одного слова не вытянешь.

А чего другого вы ждали? Вы же действительно хотели, чтобы он слушался вас во всем и чтобы не задавал глупых и неудобных вопросов.Теперь ему нет никакого смысла механически выполнять родительские указания. И поступает он теперь так, как он сам считает нужным, и не говорит вообще ничего. Разве что: «Отстань, мам, вечно ты со своими вопросами»…

В заключение хотелось бы добавить вот что. Мы почему-то считаем детей своей собственностью. Мы также считаем, что факт рождения нами ребенка закрепляет за нами же право распоряжаться тем, что он делает, и тем, что он говорит. Так и поступаем, забывая, что ребенок не телевизор, который можно включить или выключить.

И, может быть, не нужно изобретать несуществующих причин, по которым вы не можете поговорить с ребенком, а задуматься: действительно, а почему синий — синий? И отложить свои сковородки и пылесосы, и сесть, и поговорить с ним в этот момент, сию минуту, сейчас. Чтобы не услышать завтра: «Отстань, мам, вечно ты со своими вопросами»…

image